www.parismoscou.info/expositions_peinture_88_fr.html

 

 

www.iconkuznetsov.ru/index.php

 

ПРЕССА:

Новости | Общество
24.06.2010 12:07 В Заречном завершился живописный симпозиум «Атомный ренессанс»

Репортаж: Ирины Одуло
Живописный симпозиум «Атомный ренессанс», организованный госкорпорацией Росатом, завершился в городе Заречном Пензенской области в среду, 23 июня. Данный проект призван приоткрыть культурную жизнь закрытого города - московские художники писали Заречный, чтобы потом показать его всей стране.
Простое волшебство красок и кисти доказали участники уникального проекта Росатома - живописного симпозиума, который объединил местных и столичных мастеров. В течение 10 дней гости знакомились с жизнью закрытого города, встречаясь с зареченскими коллегами на пленэрах, то есть"на открытом воздухе, для совместного творчества.
Москвичка Ирина Алавердова прошлась по Зареченской улице. Там она навсегда впечатала в свой холст длинноствольные корабельные сосны, убегающие в облака. «Меня больше всего впечатлили в городе сосны, точнее, сосуществование деревьев и домов, архитектуры и жизни, а также внезапность существования сосен - они не маленькие, невзрачные, а стоят как свечи и живые. Они придают городу необыкновенный колорит», - отметила член всероссийского союза художников (г. Москва) Ирина Алавердова.
Лейтмотивом картин Алишера Пяткова стал цветок иван-чай. Сам художник считает его не иначе как символом возрождения России, ведь именно это растение первым пробивается из земли на всех пепелищах и пожарищах. «Оно буквально затягивает раны земли, и в этом смысле оно очень символично для нашей сегодняшней выставки «Атомный ренессанс». Даже так называемый «периметр» - зона, где ходят часовые, где все под напряжением, там электричество, проволока; даже в таких условиях произрастает прекрасное растение иван-чай», - рассказал член всероссийского союза писателей (г. Москва) Алишер Пятков.
Наряду с москвичами, ту же зону изобразили и зареченские художники, но уже не так романтично. «Моя работа - это реализм с некоторым сарказмом. У меня все не случайно, кошка на заборе - как нарушитель границы», - сказала художник (г. Заречный) Екатерина Арзютова.
Кисть художников запечатлела не только городские достопримечательности, но и - знаменитые Тарханы - им участники посвятили целый день. Что у них получилось, вскоре своими глазами смогут оценить и в областном центре. «Я готов предоставить зал картинной галереи для выставки. Она будет и здесь, и у нас. Самое главное, что эта выставка, вернее симпозиум, он всколыхнул местных художников, они по-другому, глазами своих коллег, увидели чем знаменит и красив тот город, к которому они привыкли», - подчеркнул директор Пензенской областной картинной галереи им. К.А. Савицкого Валерий Сазонов.
Границами области выставка не ограничится - ее покажут в Росатоме, затем в одном из выставочных залов столицы, а после она станет «выездной» - по намеченному маршруту зашагает по стране. 


 

В программе «Росатома» - музыка для глаз и души
ЦОИ :: 4.12.2009

 

Второй год Общественный совет и департамент по работе с общественными организациями и регионами нашей госкорпорации реализует программу «Территория культуры Росатома», представляя в городах расположения атомных объектов лучшие образцы мирового искусства. 27 ноября в выставочном зале историко-краеведческого музея Десногорска открылась персональная выставка московского художника, члена Международной академии творчества и Европейской академии естественных наук Ирины Алавердовой «Музыка для глаз».
Такое поэтическое название выставке дано неслучайно. Художница, создавая свои картины, словно извлекает звуки музыки, воплощая их в гармонию цвета. Это ощущение возникает, когда вглядываешься в живописный цикл ее произведений. Пейзажи и натюрморты, выполненные в разных техниках, написаны маслом, пастелью, обладают особой притягательностью. Творчество Ирины вбирает в себя видение мастера, неповторимость подхода к созданию одухотворенного жизнью образа.
Звук и слово, музыка и поэзия становятся для нее новой формой духовной вариации предшествующего опыта. Она пытается выразить, воплотить энергию чувств и мыслей уже на ином уровне художественного восприятия времени и пространства.
Картины Ирины Алавердовой можно смотреть и слушать, они наполнены правдой, искренностью, чувственностью. Это подтвердила в интервью «Смоленскому атому» преподаватель художественной школы Десногорска Евгения Тарасенко, посетившая выставку:
- В представленных работах ощущается радость жизни. В них подкупает сочетание детской непосредственности, свежести, игры цветом, пространством, формой и взрослой глубины, анализа, многоплановости. Замечательная выставка. Мы для художественной школы купили альбом с репродукциями художницы. Детям нужно учиться не только передавать красоту пейзажа, а и чувствовать музыку в душе, отзвук гармонии в природе.
Еще одним подарком десногорцам стал музыкальный вечер, организованный «Росатомом». 27 ноября со сцены Центра досуга звучали произведения отечественных и зарубежных авторов классической музыки. Арии и романсы в исполнении Ольги Дейнеки-Бостон, солистки Московского камерного театра имени Бориса Покровского, не оставили равнодушным никого из зрителей, получивших возможность соприкоснуться с высоким искусством.

Инна Косенкова

 


 

В Цюрихе наступит «Эра водолея»
Цюрих 14.10.2009 | 07:00
Надежда Сикорская

Zurich entre dans « l’ere du Verseau »
Tel est le nom de la collection presentee par l’artiste russe Irina Alaverdova dans le cadre de l’exposition Art International Zurich du 16 au 18 octobre.
Так называется проект московской художницы Ирины Алавердовой, который будет представлен на открывающейся завтра выставке Art International Zurich.

В 11-й раз организаторы цюрихской ярмарки современного искусства временно преобразят Дворец Конгрессов города в огромную галерею и познакомят коллекционеров, знатоков и просто любителей всего нового с последними тенденциями в области живописи, скульптуры, фотографии…
В этом году в выставке примут участие представители 15 стран со всех пяти континентов. Среди галерей мы советуем обратить внимание на стенды Gallery Bastejs (Рига, Латвия) и colourblindGallery (Кельн, Германия). Кельнский галерейщик Александр Соловей представит, среди прочих, и работы российских художников Александра Дашевского, Петра Крупина, Рубена Монахова, Татьяны Сазанской, Андрея Семенова, Игоря Тишина, Юрия Воскресенского.
Среди «независимых творцов», то есть тех, кто выставляет свои работы самостоятельно, без помощи галереи, - живущая в Базеле грузинская художница Нина Гамсахурдия и россиянка Ирина Алавердова, о которой мы немного расскажем.

Ирина – коренная москвичка, выпускница художественного училища имени 1905 года. За свои 35 лет она многое успела. Как рассказывается на сайте художницы, Ирина – Член Союза художников России, международной ассоциации «Aurelia Cote d’Azur». Ее работы находятся в собраниях Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника, Российского фонда культуры, Музея современного искусства, а также в частных собраниях в России, Швейцарии, Монако, Франции, Англии, США, Чехии.

Ирина Алавердова - действительный член Международной академии творчества (Москва, Россия) и Европейской академии естественных наук (ЕАЕН, Ганновер, Германия).

Представляемый в Цюрихе проект «Эра Водолея», реализованный в 2005 году, это семь работ, выполненных в технике масляной живописи. Эти декоративные полотна отражают размышления художницы о духовном развитии человечества в целом и отдельного человека в частности.

Согласно астрологам, все мы живем сейчас в Эре Водолея, характеризующейся обостренной духовностью. Так, среди современных эзотериков распространено мнение, что в этой эре человечество достигнет гармонии и взаимопонимания, высокого духовного уровня, что Эра Водолея объединит все нации и отменит границы, а материальные ценности будут играть меньшую роль по сравнению с духовными.

Более сдержанные авторы, придерживающиеся точки зрения, согласно которой эра определяет духовно-нравственные идеалы эпохи, указывают на возможность достижения признания присутствия божественного начала в самом человеке, прекращение проецирования этих идей во вне, на различных богов или богинь. Так же эра Водолея может указывать на идею достижения внутренней свободы, когда определяющим влиянием на выбор и жизненный путь человека будут оказывать его природа и предназначение, а не социальная обусловленность.

Очевидно, подобные идеи разделяет и Ирина Алавердова, главный «персонаж» работ которой – вода, один из первоэлементов, на которых основан мир. В ее восприятии воды, которые несет Водолей, это воды познания, и он щедро поделится с каждым, ищущим духовного развития и гармонии. Цитируя ее собственную презентацию, "в полотнах «Эры Водолея» художник, передавая пластические ритмы воды, доносит до зрителя энергию неумолимого течения времени – той самой реки, в которую нельзя войти дважды. Рыбы всегда неотрывно связаны с символикой воды, так как рыбы – это вода в наиболее текучей форме. Сама форма рыб представляет собой дух и душу, человеческое и космическое сознание – место встречи духа и материи. Две работы, названные ИНЬ и ЯН (на фото), символизируют противоположные начала природы: Правое и Левое, Мужское и Женское, которые художник передает цветом и направленностью композиционного движения".


 Каталог

Эволюция творчества московского художника Ирины Алавердовой предопределена ее отношением к божественной тайне искусства. Вспоминая ранние работы этого незаурядного автора, преимущественно архитектурные мотивы, ставшие выражением внутреннего восприятия знакомых с детства по фотографиям и репродукциям, по литературным произведениям и рассказам очевидцев, по воспоминаниям исторических мест, к которым нас влекло воображение, зрителя убеждало ее удивительное понимание архитектоники, гармонии пропорций света и пространства. Виды Парижа и Москвы, выполненные молодым мастеров в сложной технике пастельной живописи, были отмечены не столько профессиональными достоинствами «музыкальной» магии кисти и мелка, сколько редкой поэтической одухотворенностью натуры подлинного художника. Состояние созерцательного наслаждения продолжалось недолго; на смену эйфории живых впечатлений пришло осознание необходимости более глубокого эмоционального и философского самовыражения.
Личность увлекающаяся, одаренная от природы, импульсивная, Ирина Алавердова стремится реализовать свои творческие возможности с достойным внимания максимализмом. Будучи генератором идей, она видит главный смысл собственного проницания в таинство мироздания в постоянном ассоциативном приобщении своих зрителей к космической природе бытия. Звук и слово, музыка и поэзия становятся для нее новой формой духовной трансформации предшествующего опыта. Она пытается выразить, воплотить энергию чувств и мыслей уже на ином уровне художественного восприятия времени и пространства. Совершенствуя образную драматургию пластического языка своих произведений, Ирина Алавердова находит уникальные источники вдохновения, которые воздействуют на воображение зрителя, увлекая его своей неповторимой незавершенностью и красотой.
В модное словосочетание «художественный проект» она вносит особый смысл своего постижения музыкально-поэтической гармонии сущего и вечного. Концептуальные по сути философского обобщения «модули» Ирины Алавердовой «Симфония солнца», «Эра Водолея», «Березовый клавир Баха» обладают оригинальностью не «текстуального», а изобразительного мышления автора.
Композиция и цвет, ощущение и понимание света и пространства являются для художника уникальным способом переложения партитуры чувств и мыслей, визуальных и звуковых ассоциаций на язык живописи. Ирина Алавердова в своем творчестве умело использует классические каноны «числа и циркуля», подобно тому как великий Иоганн Себастьян Бах виртуозно подчинял своей музыкальной фантазии и вдохновению «нотную грамоту».
В «Березовом клавире Баха», рожденном творческим воображением Ирины Алавердовой, мы видим сложносочиненную систему зрительной, визуальной трансформации сочинений гениального немецкого композитора. Опыт живописно-пластической интерпретации музыкальной полифонии фуг и кантат сам по себе уже заслуживает серьезного, пристального отношения и взыскательного суждения. Не оспаривая права на подобную дерзость, оправдываемую искренностью и душевной потребностью автора, отметим стремление художника, используя ее собственное изречение «слушать глазом», видя – слышать. Более того, ее березовые аллеи носят аллегорический характер. Меняясь по цветовой гамме в зависимости от времени года, состояния природы и освещения, пейзажные мотивы, стволы деревьев, их кроны, уходящие ввысь, бесконечность, скрытую от нас линией горизонта, превращаются волею во-ображения живописца в хоральный дивертисмент. Ряды берез смещаются, точка, определяющая перспективу композиционного пространства, как мерцающая в космической бесконечности звезда то появ-ляется в центре, то удаляется от него влево либо вправо. Деревья воспринимаются одновременно и как трубы органа, имеющего свою архитектонику и звуковые регистры, и как вестники, свидетельствующие о течение времени. Колорит живописной сюиты «Березовый клавир Баха» являет исключительную тонкость музыкального слуха Ирины Алавердовой и изысканность живописных модуляций ее палитры. В сво-ем искусстве она становится все более и более многогранной, чуткой и глубокой личностью, устрем-ленной в будущее.

Александр Рожин,
Действительный член
Российской академии художеств

 


 Очарованной странницей вошла Ирина Алавердова в современную художественную жизнь. Родной город Москва, а также Суздаль, Крым, Санкт-Петербург, Париж, Ницца и другие полюбившиеся ей места в разное время становились темами для воплощения целых серий образов. На рубеже тысячелетий живописные и графические произведения молодого автора настойчиво напоминали нам о блистательных традициях Серебряного века с его символическим одухотворением природных стихий. Я познакомилась с творчеством Алавердовой в тот период, когда она, подолгу живя в Коктебеле, с самозабвенной увлеченностью запечатлевала маслом на холсте и пастелью на картоне легендарную, воспетую поэтами и художниками Киммерию. Очень радовала самостоятельность автора, вдохновлявшегося богатым отечественным наследием, но не попавшего безоглядно под влияние, допустим, стилизованной декоративности пейзажей утонченного Максимилиана Волошина или тяготеющего к сценографической условности Константина Богаевского. В лирико-романтическом флере преображенной пейзажной натуры, лишенной, однако, при всей декоративности ее мотивов, экзоти-ческой броскости, звучала трогательная нота открытого, непосредственного чувства, подкупающей простоты и искренности в передаче своего любования природой. Именно тогда, в свой «крымский» период, Ирина как-то очень стремительно, в смелом профессиональном рывке взяла высоту личного творческого самоосуществления и, не побоюсь утверждать, завоевала общественное признание — вокруг художницы достаточно быстро сформировался свой зрительский круг. За прошедшее с тех пор десятилетие Алавердова, много и плодотворно работая, практически ежегодно проводила персональные выставки (и неизменно — тематические, демонстрируя каждый раз новый корпус произведений) в Москве, Суздале, в городах Европы: Цюрихе, Базеле, Ницце, Монако. Знаменательно, что на Международной выставке в Ницце работы художницы были признаны лучшими в технике пастели. Действительно, сейчас Ирина Алавердова — один из немногочисленных отечественных мастеров пастели, по-настоящему тонко чувствующий «душу» этого материала.
Пройдя несколько этапов творческого развития, оттачивая профессионализм на приморских просторах Крыма или Ниццы, у стен соборов и монастырей старых русских городов, в урбанистической атмосфере Москвы или Парижа, Алавердова вступила сейчас в ту пору, когда присущая ее мышлению «серийность» приобретает новый, концепционно-философский характер. Таковы два ее по-настоящему .монументальных проекта — циклы «Симфония солнца» (выполнен в течение 2007 года) и «Березовый клавир Баха» (работа над ним длилась в 2008-м — начале 2009 года). Режиссура развернутых в экспозиционном пространстве композиций, включающих по несколько десятков работ, основанных на натурных остро-эмоциональных впечатлениях, а также художественных, литературных и музыкальных аллюзиях, определяется масштабом и зрелостью авторской мысли. Именно эти циклы достойно представляют творчество художницы на выставке, проходящей в апреле этого года в Москве, в Государственном музее А.С. Пушкина.Наше время — время художников-одиночек, выстоять в котором удается далеко не каждому даже талантливому автору. Ирину Алавердову, не входящую в какие-либо творческие группы, с полным основанием можно назвать героем нашего времени. Личностная самодостаточность, неутомимость в работе и стойкость в отстаивании своих эстетических принципов позволяют Алавердовой в период «разброда и шатаний» художественной среды обрести и сохранить собственное творческое лицо, последовательно, ставя перед собой все более и более сложные задачи, развивать свой талант. А талант Ирины состоит в пронзительной, выраженной через высокий профессионализм чуткости к миру природы, ко всему тому, что есть в нем гармоничного и поэтически ладного. Стремление к красоте — в самой органике художницы. И надо отдать должное чувству меры автора, сумевшего не поддаться искушениям салонной красивостью, так распространенной сейчас, обеспечивающей сиюминутный коммерческий успех. По большому же счету Ирина Алавердова — действительно успешный художник, имеющий богатый «послужной список» выставок и отмеченный множеством дипломов и призов. Ее работы хранятся как в государственных, так и в частных собраниях России и за рубежом.

Ольга Костина
"Русское искусство" №2 2009


Ирина Алавердова. БЕРЕЗОВЫЙ КЛАВИР БАХА.

Смотреть на солнце опасно, это общеизвестно. Но если рискнуть, то на сетчатке закрытого глаза долго будет дрожать огненная спираль. Солнечные кванты доходят до нас в виде попеременно раскручающейся и скручивающейся спирали – это факт подмечен человечеством давно и спираль как солярный знак существует у многих народов с далекой древности.
В обширной серии пастелей «Симфония Солнца» (2007), впервые представленной на суд зрителей московской художницей Ириной Алавердовой, знак спирали встречается неоднократно, то откровенно организуя композицию, то скрытно проглядывая во всех запечатленных фазах каждодневного пролета по небу колесницы Гелиоса-Феба: от восхода до зенита, от зенита – до заката. Именно греческого Феба. А не египетского Ра, индийского Сурьи или славянского Ярилы. Ибо идея «солнечной серии» родилась у художницы в Коктебеле, на земле древней Киммерии, воспетой Максимилианом Волошиным и неудивительно, что многие листы серии названы его строками.
Со спиралью, но не колеблющейся на месте, а рвущейся вверх виток за витком, я сравнил бы и все творчество Ирины Алавердовой, своеобразное, своевольное, не примыкающее ни к каким группировкам. Стартовав в 1995 году в Москве, ее работы уходят за пределы России, выставляются в Базеле и Цюрихе, Ницце и Монако, хранятся в собраниях России, Англии, Швейцарии, Франции, Чехии, США…А автор их за немногие годы без лишней помпы становится членом Международной федерации художников и графиков при ЮНЕСКО, Союза художников России, Международной художественной федерации, действительным членом Академии творчества (Москва) и Европейской академии естественных наук (Ганновер), завоевывает кубки и медали.
От ранних натюрмортов и портретов, симпатичных, но еще не очень оригинальных она приходит к «своей» теме – метафизическим «портретам» больших городов, прежде всего – Петербурга и Парижа, причудливым, непривычным, передающим не столько реальный облик, сколько саму их идею, сгустки их сути. Вырабатывается постепенно и «фирменный» ее прием: хорошо владея и маслом, и акварелью, и пастелью, она никогда не смешивает краски, используя только чистые, яркие тона. Даже изображая сложные эффекты, например, танец отражений в воде, она укладывает короткие мазки параллельными» лесенками», не «вперемешку», а «вперемежку».
Прорыв художницы к новым горизонтам – впервые выставляемый огромный – полсотни масляных полотен – цикл «Березовый клавир Баха», дерзкая попытка решить задачу, не один век привлекавшую художников: передать гамму музыкальную гаммой цветовой. Ирина – поклонница классической музыки и нередко, работая над новым полотном, включает старых композиторов, чаще всего – Баха. Идея цветомузыки обдумывалась ею достаточно долгое время, но решение, как это всегда бывает, пришло внезапно. Однажды в парке Павловска под Петербургом, в любимой ее березовой аллее, ритмы стволов деревьев вдруг зазвучали как ритмы клавира. «В вибрациях мерцающего света, озарявших мой путь вдоль строя берез, вспоминает художница, я вдруг увидела музыку, услышала звуки «Хорошо темперированного клавира» Баха, и поняла, как передать в живописи, цвете, разнообразии композиционных решений богатство оттенков и нюансов, которые композитор воплотил во входящих в состав клавира 48 фугах и сонатах. Я сопоставила это со временами года и цветовым рядом спектра из семи основных нот: на каждую ноту – свой цвет спектра. Получилось, что с белого января все начинается и белым декабрем заканчивается. В промежутке – весь радужный спектр, доносящий до нас образ природы как у Баха в мажоре и миноре. Через созвучие музыкальных и цветовых вибраций выстроился как единое целое мой Березовый клавир Баха.

Олег Торчинский, искусствовед
"Галерея Изящных искусств" №4 2009


 В гармонии мироздания

Художник – живописец Ирина Алавердова создает свои картины, наполненные цветомузыкой, словно маэстро за дирижерским пультом большого симфонического оркестра читая клавир, извлекает божественные звуки музыки, воплощая их в гармонию цвета. Это ощущение не покидает нас, когда вглядываешься в живописный цикл ее произведений с поэтическим названием «Березовый клавир Баха». Читая колористический клавир, мы слышим и видим «Прелюдию и фугу си мажор, фугу до минор, фугу до-диез мажор», звучание красок мы ощущаем в музыкальной палитре художника. Картины Ирины Алавердовой можно смотреть и слушать, они наполнены правдой, искренностью, чувственной сексуальностью. О чем свидетельствуют ее пейзажи-фантазии: «Первый луч», «Спираль. Начало. Восход», «Золото неба», «Спираль небес» ... и мощный взрыв тысяч солнц пронзает слоистое пурпурно-фиолетовое небо, круговые всполохи ныряют в океан, создавая ощущение сотворения мира - «Янтарных солнц, просвеченных сквозь просинь…». И совершенно иное восприятие в работах: «Спираль. Развитие. Зенит», «Спираль. Вторая фаза зенита», где смелые, почти геометрической формы лучи «Амон-Ра» - Солнца, закрученные в тугую спираль, придают композициям динамику сложного спектра всей цветовой гаммы. Экспрессия в горизонтальных линий Земли, Воды, Неба, просвеченных радужными лучами Солнца, предают остроту всей композиции, противопоставляя горизонтали вертикалям, все это в нежных нюансах цветовой гармонии. Это же можно сказать и о работах «В волокнах льна златиться бледный круг...», «Солнце. Небо. Вода. Облака». Ярким аккордом звучат: «Шар мироздания», «Око восхода». Жизнеутверждающая вечность бытия одновременно с той хрупкостью мироздания, на гране которой зиждется земная жизнь с ее обитателями. Такие картины заставляют задуматься о том, сколь легко - ранимы отношения природы и человека.

От глобального, философского осмысливания мироздания, художник погружает нас в прекрасный мир великих городов: Москвы, Парижа, Петербурга. Архитектура – застывшая музыка. Ирина Алавердова, словно невидимый гид, ведет нас по пустынным проспектам, площадям, каналам и паркам. Мы, вместе с автором, то парим над Сеной Парижа, то над каналами Петербурга, то резко проносимся под мостом Лебяжей канавки, где по правую руку угадывается Летний сад, а по левую - Марсово поле, и вот мы уже стремительно мчимся по Дворцовой набережной Петербурга и попадаем на Парижскую набережную, с ярко освещенными солнцем фасадами домов, растворяющихся в сиреневой дали. И снова мажорный аккорд в передаче московских пейзажей, в их своеобразной архитектонике, присущей русскому градостроению. Все это можно увидеть и почувствовать в композициях: «Новодевичий монастырь вечером», «Каменный цветок», «Огни Москвы».

Древняя Армения представлена Алавердовой органным звучанием ритмических вертикалей: триптих «Ахпадский монастырь». Ностальгией пронизаны лирические пейзажи Армении с ее пластичными горными хребтами, зелеными долинами, наполненными солнечным воздушным дрожанием, погружающим все в горный воздух древнего, но всегда молодого Аястана.

Но вернемся в выставочные залы и всмотримся в живописные полотна Алавердовой, мысленно вслушаемся в божественную музыку Баха. Мелодию продолжает буйство цвета в картинах проекта «Березовый клавир Баха». Он не иллюстрирует гениального Баха, скорее интерпретирует, переводит музыкальный язык на язык живописи. Художник использует всю палитру цвета, острую оригинальную композицию березовой аллеи, выстраивая ее в глубину картинной плоскости, давая возможность свету окутать прозрачным, звенящим, воздухом. Мы идем этой аллеей и кроны над нами меняются в цветовой гармонии, согласно времен года, от раскаленного солнечного лета, до зимнего холодного солнцестояния. Январь, контрапунктом художник смело использует горячий кадмий на фоне зеленовато-голубых холодных тонов, что усиливает звучание музыки и цвета. Март, апрель, живописец решает широко изысканно нежным письмом, передавая чувственное волнение счастья увиденного.

Сложными, порой извилистыми путями формируется индивидуальный почерк художника, самобытные средства выражения, его кругозор, пытливый взгляд становится острее, палитра очищается, и краски буквально пылают на вдохновенных холстах – именно так живет, и несет свой тяжкий крест познания молодая, красивая и талантливая Ирина Алавердова. Она в начале успешного пути и первые значительные награды на вернисажах в России и дальнем зарубежье не вскружили голову мастеру, скорее подогрели желание работать над новыми проектами, создавать произведения глубокого, философского содержания, волнительным, эмоциональным наполнением.

Персональная выставка Ирины Алавердовой, действительного члена Международной академии творчества и Европейской академии естественных наук, призера национального кубка Монако, международной выставки в Ницце, лауреата имени В. Попкова, медалист «Меценаты столетия», «Леонардо да Винчи», «В. Гете».

Сегодня, художник-москвичка, Ирина Аловердова представляет свой новый проект «Березовый клавир Баха» на Старом Арбате, в залах Государственного музея А. С. Пушкина. Это событие в художественной жизни столицы.

Владимир Артыков.
«Наш Изограф», № 4 (178), 2009, стр. 14-15.